Орегон, Йеллоустоун и Лос-Анджелес

28.08.2015 — 19.08.2015

Point description

День 16: Орегонский зоопарк

Орегонский зоопарк находится совсем рядом с ботаническим садом из первых дней. По площади он небольшой, но из-за грамотно проложенных тропинок и высокой растительности, он кажется больше, чем на самом деле. Животные там тоже живут самые разные, от жирафов и носорогов до пингвинов и летучих мышей. Территория разделена на несколько зон: Северо-Запад США, Африка, Азия, Тихий Океан и тропический лес. Слоновник ещё только-только отчистили от деревьев и смотреть там можно только рабочих и экскаваторы.

В «Северо-западной» зоне живут пумы, бобры, выдры, горные козлы и птички ‐ орлы, кондоры и птичья мелочь. Паре орлов выделили отдельный вольер по инвалидности ‐ один из них одноглазый, а второй его «супруг». В конце сектора детский зоопарк, где дети могут увидеть и погладить кур, коз и кроликов, но самые интересные жители это две морские свинки со странными именами Korabl и Sputink.

Второй сектор ‐ Азия с носорогами, клыкастыми свиньями и слонами, которых увидеть так и не удалось.

Но самые интересные это, конечно, тихоокеанско-полярный сектор с пингвинами и тропический с обезьянами. Пингвины представлены только одним видом, но птичек много и они активно ковыляют по берегу, купаются, дерутся за рыбу и занимаются остальными пингвиньими делами. Белый медведь был вялым из-за недавней жары (пару недель назад в Орегоне закончилась страшная жара, длившаяся почти всё лето).

В тропическом секторе обезьяны, птички и рептилии интересные, но не очень разнообразные ‐ из обезьян что-то делали только гиббон и тамарин, а шимпанзе и орангутанг сидели и разглядывали посетителей, которые разглядывали их.

Отдельно стоит блок с летучими мышами ‐ наверное, самыми интересными жителями зоопарка, не считая пингвинов. В первый раз они спали, зацепившись задними лапками за потолочную сетку, но второй раз, во время кормёжки, они показали всю свою тёмную сущность эксгибиционистов. Зверьки перепархивали с ветки на ветку, лакомились фруктами, демонстрировали свои причиндалы и ни разу не дрались и не вздорили даже, когда не могли разойтись на одной ветке.

В общем, хороший зоопарк, небольшой, но есть на что посмотреть и животные содержатся в хороших условиях.

День 15: Дамба Бонневиль

В первый раз Дамба попалась практически случайно, на пути к Eagle Creek, до которого так и не доехали.

Строительство началось ещё в 1934 году американскими армейскими инженерами чтобы поднять уровень воды в реке и сделать её судоходной, а ещё, чтобы чем-то занять людей во время великой депрессии. С тех пор дамба внешне практически не менялась, только добавлялись новые турбины, которых в итоге стало 10.

Посещение дамбы бесплатное, но можно купить магнитик, или взять значок за скромное (по американским меркам пожертвование) в один доллар. Бесплатны даже экскурсии, которые проводит рейнджер-экскурсовод, способный своим голосом без особых проблем перекричать шум турбин генератора. Но и без экскурсии есть на что посмотреть ‐ сама дамба, канал для провода рыбы, идущей на нерест, или в океан и орлы, которые эту рыбу ловят.

На рыбу можно посмотреть с улицы, с берега и снизу, через окно дамбы, сделанное специально для этого. Одно окно для туристов и одно для специального сотрудника, который считает рыбу и каждый день заносит статистику в журнал уже более 50 лет. 50 лет каждый день считать рыбу. Каждый день! А ведь её там проплывает просто дикое количество, особенно, в период нереста.

Туристам можно бродить по большой территории, но внутрь плотины, в помещение, где стоят генераторы, путь закрыт ‐ замок, забор с колючей проволокой из сетки ‐ всё, как на других режимных объектах.

Из-за того, что плотина собирает в одном месте много рыбы, вокруг иногда можно встретить разных «серьёзных» птиц ‐ скопу-рыболова, белоголового орлана (который bald eagle), или беркута. Орлы садятся на заборы, дерутся с воронами, но чаще летают так высоко, что даже телеобъектив с трудом до них достаёт.

День 14: Аэрокосмический музей Evergreen

Никогда бы не подумал, что посреди полей, ферм и виноградников может оказаться аэрокосмический музей, причём, не просто ангар со старыми самолётами, а самый настоящий комплекс с образцами как старой, так и новейшей техники, с моделями и оригиналами.

Центральным экспонатом можно назвать известный «Spruce Goose», огромнейший деревянный самолёт, построенный в начале Второй Мировой. Сюда его перевезли в 1993 году из Калифорнии. Самолёт и по сегодняшним меркам огромный (чуть больше, чем боинг 747), а уж в своё время он должен был просто поражать воображение.

Самые первые самолёты не сохранились и вместо них стоят копии 1:1, а вот более новые модели, вроде «Летающей крепости» B-17, или Blackbird представлены оригиналами.

Так как музей американский, то и большая часть техники тоже американская, хотя там и можно найти несколько советских самолётов, например

Список совестких самолётов

Соседний корпус посвящён космонавтике, с ракетами в натуральную величину, ракетными двигателями, моделями спутников, марсоходом, луноходом и скафандрами. Несколько подробных стендов посвящены космической гонке и, что очень хорошо, с минимальным упоминанием политики. Почему-то, вместе с космической техникой выставлялись вертолёты и несколько самолётов. Наверное, не влезли в первый ангар.

День 13: Сент-Хеленс

Вулкан Сент-Хеленс вместе с горой Рейнир и горой Худ тоже совсем рядом с Портлендом, если есть на чём до неё добраться. Три с половиной часа на машине и можно посмотреть вулкан, который ещё 30 лет назад спалил пол-леса и убил 30 человек. Почему Сент-Хеленс, а не Святой Елены? Как оказалось, этот вулкан назвали не в честь какой-то святой, а в честь британского дипломата, друг которого занимался исследованием этих мест.

Ближе к верхушке, дорога идёт по самому краю обрыва и от падения защищают только молодые ёлки, которые успели отрасти после извержения. Опасность опасностью, но вид открывается отличный ‐ долина, горное озеро и сам вулкан, который до сих пор слегка дымится. После волны лавы, которая прошла тут в 1980 году, многие деревья оказались погребёнными под жидкой породой, да там же и выгорали и под землёй оставались круглые тоннели там, где раньше лежал ствол.

Пещера Ape Cave была на обратном пути, когда уже наступили сумерки, ведь не имеет значения, в какое время суток лезть в пещеру, внутри-то, всё равно, темно. Эта пещера была сформирована лавовыми потоками, которые некоторое время назад текли по ней, так что, сталактитов и сталагмитов в пещере не было, но были летучие мыши, которые вылетали из этой пещеры и норовили нагадить на голову. Пещера протянулась на полтора километра под землёй и без тёплой одежды и хорошего фонарика туда лучше не соваться.

День 10: Лос Анжелес

Забронировать отель получилось в самый последний момент, уже затемно, но это оказался маленький дом с двориком у самого пляжа и по вполне вменяемой цене, если разделить её между всеми попутчиками. Ночной Лос Анжелес ‐ жуткое место бомжи, какие-то наркоманы, фасовавшие вещества в соседней машине и просто непонятные личности, слонявшиеся по ночной набережной. Днём же эти бомжи выглядели безобидно и спали в своих палатках, или просто в тени.

Бомжей можно перепутать с уличными артистами ‐ и те и те лохматые, нечёсаные и сидят часто на тех же местах, но иногда попадаются очень интересные, «олдовые» дядьки. Один из них исполнял «Folsom prison blues» Джонни Кеша, а другой импровизировал с гитарой и губной гармошкой на самом конце пирса Санта-Моники.

А волны были большие, жесткие и швыряли купальщиков как куски пенопласта. Приходилось подныривать под волну, или успевать перескочить её, иначе она грозила трижды перекувырнуть и протащить лицом по дну. Даже сёрферы не радовались таким волнам и сидели на пляже, обсуждая какие-то свои темы.

День 11: Парк «Секвойя»

Добавить фотки из парка

Национальный парк «Секвойя», как и «Йеллоустоун» ‐ один из старейших и находится к северу от Лос-Анжелеса, примерно в трёх часах пути. Там же, почти у самого парка, есть заправка, на которой год назад раз перекусывали сендвичами. В прошлый раз там продавались чистые видеокассеты, а в этот раз их уже не было ‐ прогресс!

Если въезжать в парк с юга, из Лос-Анжелеса, то можно попасть в парк по извилистой и довольно опасной дороге «General's Highway», названной так в честь секвойи Генерал Шерман, а не самого генерала. До самого дерева дорога идёт через другую известную, но безымянную секвойю, в которой прорублен двухметровый тоннель для машин. Деревья поражают размерами ‐ это не какие-то ёлки, а настоящие гиганты в сто метров высотой и пару десятков в обхвате. Так вот, Шерман из них самый большой, пусть и не самый высокий. И он до сих пор жив, просуществовав две с половиной тысячи лет.

А вот медведи там подкачали, это не огромные гризли, как в Йеллоустонском, а всего лишь небольшие чёрные медведи. Но, в отличие от «Йеллоустоуна», они хоть появились, пускай и всего два раза ‐ в первый раз медвежонок пинал в кустах шишку, а второй шёл куда-то по своим медвежьим делам через дорогу. Сквозная дорога была закрыта из-за пожара и пришлось катить в полной темноте снова через это генеральское шоссе.

День 8: Йеллоустон

Йеллоустонский национальный парк популярное место, да ещё и посещение пришлось на американский «День труда», так что, пробка из въезжающих растянулась на пару сотен метров. И почти у самого въезда стало понятно, что животных там стараются не беспокоить ‐ пара небольших оленей бродила прямо по стоянке магазина и большое оленье семейство из рогатого самца со своим гаремом отдыхало в тени у центрального здания парка.

Национальный парк известен не только живой природой, но и гейзерами, вокруг которых солевые отложения и колонии бактерий создали красивые цветные слои. К самим гейзерам подходить нельзя из-за опасности провалиться в лужу с кипящей водой и все туристы ходят вокруг по деревянным настилам. Воздух прохладный, но туман вокруг гейзеров на десяток градусов теплее и ощущение от него похоже на ощущение, когда с холодной улицы входишь в горячую парную. Красивейший Prismatic pond был практически не виден из-за тумана, да и с уровня земли было практически не разглядеть эти радужные круги.

В Йеллоустонском заповеднике водятся и волки и медведи и многие другие хищники, но в этот раз попадались только бизоны, олени и вороны. Ещё попался орлёнок в гнезде, но он сидел слишком далеко и даже в телевик было нереально разглядеть его как следует. Олени были пугливы и деликатны, а бизоны отличались пофигизмом - бродили по дорогам, часто создавая пробки.

Гейзер Old Faithful, названный так из-за стабильных извержений каждые сорок минут, собрал целую толпу зрителей ‐ все сидячие места были заняты и много людей просто прохаживались вокруг, а вороны пролетали в опасной близости от горячей струи гейзера.

Вообще, чем мне нравятся американские национальные парки, так это инфраструктурой ‐ стоянки, кемпинги, туалеты, всегда можно поставить палатку, чтобы ранним утром выйти наблюдать за живностью, если медведь не сожрёт.

День 5, 6: Vista House и ночной Портленд

Ещё одно неплохое место, доступное из Портленда на машине - Vista House, строение на горе и обзорная точка, из которой открывается неплохой вид на речку, шоссе и несколько красивых водопадов вдоль дороги.

International House of Pancake - ещё одно чисто американское заведение, которое специализируется на панкейках, вафлях и прочей подобной выпечке и сиропы для разных блинчиков стоят прямо на столе. Большая порция вафель стоит там $10, а маленькая, но не менее нажористая порция супа всего $4.

Портленд поначалу показался небольшим городком, но на деле он довольно крупный даже без пригородов, вроде Бивертона и Хиллсборо. Там есть даже зоопарк и ботанический сад с японским садом, между которыми курсирует бесплатный автобус и можно посетить оба места, если есть полный день свободного времени, но его не было и получилось сходить только в японский сад.

А вообще, Портленд - настоящий «город контрастов». Стандартные магазинчики, фастфуд, какие-то ночные клубы, забитые парковки и бомжи на улицах и в парках, устраивающиеся на ночлег. На соседней улице офис саетнологов, на другой - ночной клуб, на третьей - мотомагазин, продающий «Уралы», а на четвёртой - снова бомжи. В наших городах я уже давно не встречал ничего такого количества бомжей ‐ скорее всего, дело в климате.

День 4: Ньюпорт

Ньюпорт находится южнее Портленда и часть пути до него проходит по океанскому побережью так что, дорога, которая должна была занять пару часов в одну сторону, растянулась на три ‐ через каждые полкилометра останавливались, чтобы посмотреть на океан и скалы.

Сам город относительно небольшой и полностью зависит от океана. Для туристов есть тюлений пляж, маяк, водные экскурсии, рыбалка и рестораны. Местные, которые не заняты обслуживанием туристов, ловят рыбу - на пристани стоит куча рыбацких лодок. Там же стоят и перерабатывающие заводы, рядом с ресторанчиками и магазинами сувениров, так что запах рыбы, смешиваясь с солёным запахом моря просто сшибает с ног. Конечно, к запаху через полчаса уже привыкаешь и он не напрягает так сильно.

Морских львов тоже долго искать не пришлось - их громкие крики, похожие на отрыжки, были слышны за километр. Тюлени лежали на каменном островке и на специальной искусственной площадке около пирса. Тюлени периодически дрались, переползали и орали, но большая часть просто лежала, развалившись на тушах своих собратьев. По какой-то причине, у многих из них на спине был выбрит номер ‐ наверное, для учёта.

Сложно было не зайти в какой-нибудь рыбный ресторан, им оказался ресторан Мо (не тот, что в «Симпсонах», а какая-то дама, которая основала его полвека назад). Отличное заведение - и кормят вкусно и готовят быстро, да ещё и стены увешаны различными фотографиями и предметами быта моряков. Большинство блюд в меню были знакомыми, но некоторые, как clam chowder, совершенно не вызывали никаких ассоциаций. Оказалось, что это молочный суп с моллюсками ‐ отличная штука чтобы согреться после дождя.

День 1-3: Дорогами Орегонщины

Добавить фотки урагана, дюн и озёр

Сутки без сна выдержать было не так уж просто, да и посадка при ураганном боковом ветре в Портленде тоже приключение не из приятных. Один плюс ‐ совсем не потребовалась акклиматизация, ведь погода не так уж отличалась от питерской - это не Невада, где начинаешь понимать, почему вампиры так не любят солнце.

А ветер не стихал и на берегу океана он просто сбивал с ног, можно было подпрыгнуть и приземлиться через полметра от начальной точки.

В США практически не бывает магазинов и каких-либо служб шаговой доступности, но с машиной за день можно добраться и до Тихого океана и до национального парка, или до лыжной турбазы в горах. Сидеть в машине несколько часов ‐ не самое большое удовольствие, но результат часто стоит того, вот и в воскресенье пришлось четыре часа трястись по дорогам, чтобы добраться до гаража пожилой семейной пары, чтобы взять в аренду квадроциклы. Мужик был как в новых передачах Дискавери про байкеров, когда сидел в гараже-офисе и среди барахла и запчастей. Гараж охраняли три собаки, которые могли отпугнуть, разве что, не самую большую чайку ‐ старый мопс, которому было на вид столько же лет, сколько и хозяину, мопс молодой и дружелюбный терьер.

До дюн на берегу океана добирались своим ходом, погрузив квадроциклы на прицеп. Sand Lake recreation area напоминала пустыню из Borderlands 2 - песок и дюны, по которым на багги, мотоциклах и квадриках гоняют местные и туристы, только Buzzard-ов в небе не хватало. Поначалу получалось не очень ‐ песок был изрыт следами от других гонщиков, каждая выбоина грозила выкинуть из седла, а в рассыпчатый песок можно было закопаться по самые оси. Решение оказалось простым - гнать на полной скорости так, чтобы выбоины проскакивали под колёсами, но пару раз выкапываться всё равно пришлось.

Природа Орегонщины не уступает природе российской глухомани ‐ высоченные ели, увешанные лишайниками, закрывали небо над дорогой в лучших традициях «Supernatural», не хватало только «Импалы» шестьдесят какого-то года.